Навигация
  Главная
  Породы собак
  Собачьи новости
  Собачья работа
  Собачьи рекорды
  Собаки в истории
  Собаки в литературе
  Собаки в кино
  Документы
  Статьи
  ДОСКА ОБЪЯВЛЕНИЙ
  Предложения, услуги
  Каталог сайтов
  Форма обратной связи
Опрос

Декоративная
Охотничья
Служебная
Двортерьер


   Немецких собак учили ивриту
Немецких собак учили ивриту

Немецких собак учили ивриту
Друг Франца Кафки, писатель Макс Брод, в письме, адресованном философу Самуэлю Гуго Бергману, упомянул о странных служебных собаках, которых обучали повиноваться командам на иврите. «Возможно, вы слышали об удивительных служебных собаках, которых доктор Менцель и его жена разводят в Линце?» — пишет Брод. Письмо было отправлено летом 1938 года — спустя несколько месяцев после присоединения Австрии к нацистской Германии.
Зачем в Линце (чуть ли не на родине Гитлера) нужно было разводить собак, понимающих иврит? Обозревателю Haaretz Оферу Адерету ответ на этот вопрос дало посещение Центрального сионистского архива в Иерусалиме, в котором хранятся документы Рудольфины Менцель.
Рудольфина Менцель известна своей новаторской методикой дрессировки служебных собак, принятой на вооружение сначала австрийской полицией в 30-х, а затем Хаганой (военизированным подразделением еврейского ишува в Палестине). Она стояла у истоков создания службы подготовки собак-поводырей в Израиле. Она же создала единственную национальную израильскую породу собак.
Рудольфина Менцель родилась в 1891 году в Вене в зажиточной еврейской семье. Когда Рудольфине было четыре года, ее укусил щенок, с которым она играла. Это событие на всю жизнь предопределило ее интерес к кинологии. В детском и подростковом возрасте она постоянно приводила домой бездомных собак, однако родители не позволяли девочке оставить хотя бы одного щеночка, поскольку «эти грязные твари пачкали дорогую мебель и ковры».
Менцель получила докторскую степень по психологии в Венском университете. В студенческие годы она была одним из создателей венского отделения молодежного сионистского движения Blau-Weiss («Бело-голубой»), действовавшего в немецкоязычных странах. В 1915 году Рудольфина вышла замуж за врача Рудольфа Менцеля. Пара поселилась на роскошной вилле в окрестностях Линца. В 20-х годах Рудольфина создала первую в стране школу по подготовке служебных собак.
В выпущенной в 1968 году на иврите книге «О собаках, кошках и других друзьях» Менцель писала: «С детства я обожала собак. Маленькую собачку, напоминающую игрушку, трудно назвать другом, скорее это своего рода живая кукла. Дружба предполагает совместную работу и взаимопонимание. Дружба с собакой — самый верный путь к тому, чтобы познать мир животных».
Менцель работала над методами воспитания собачьего характера, впоследствии принятыми во всем мире. Руководство для собачьих тренеров, опубликованное супругами Менцель в 1928 году, было переведено на многие языки и высоко оценено во всем мире. Еврейская община Линца считала Менцелей ненормальными. «Наш образ жизни казался окружающим странным, чтобы не сказать экзотическим», — писал впоследствии Рудольф Менцель.
Увлечение Рудольфины собаками сочеталось с симпатией к сионизму. Некоторые собаки, которых она дрессировала, потом служили еврейскому ишуву в Палестине. «С самого начала нашей работы с собаками одной из основных задач была подготовка животных для защиты еврейских поселений в Палестине», — писала Менцель.
Цви Перец Хайес, главный раввин Вены в 20-х годах, с симпатией относился к сионизму. Однажды он посетил питомник Менцелей в Линце и был просто поражен. «Собаки, понимающие команды на иврите, символизируют возрождение еврейского языка и еврейского народа», — заявил он тогда. Менцели были согласны с ним. В одной из своих книг, опубликованной в 1939 году, они разъяснили разницу между «новым евреем», который соединяется с природой и разводит собак, и евреем из гетто, который, в силу исторических причин, собак боится. «Большинство из нас — городские жители, — пишут Менцели. — Многие поколения наших предков никогда не оставляли тесных переулков гетто. Они были далеки от земли, далеки от животных. Каждое животное, и собака прежде всего, было для них чужаком. Собака была олицетворением мира язычников, мира гоев. Собака была орудием преследователей и угнетателей. По команде помещика собака нападала на бродячего торговца-еврея». Менцели вспоминают о древних евреях, которые жили в гармонии с собаками: «До поколений гетто были другие поколения — поколения свободных земледельцев, скотоводов, охотников и воинов. Они жили в гармонии с природой, а собака была их компаньоном и помощником».
Успехи Менцель были по достоинству оценены молодым австрийским государством. Первые собаки, служившие в австрийской полиции, были из питомника Менцель, несмотря даже на то, что они были приучены выполнять команды на иврите.
Менцель побывала также в Берлине, где готовила собак для нужд германской армии. Те собаки тоже были приучены слушать команды на иврите: шев — сидеть, арца — лежать и т. д. Когда спустя несколько лет к власти пришли нацисты, они обнаружили, что служебные собаки не понимают команд ни на каком языке кроме иврита. «Инструкторы-сионисты заставили нацистов говорить по-еврейски», — писала одна из газет. Впоследствии Рудольфину Менцель обвиняли в том, что обученные ей собаки использовались для травли евреев.
Нацисты настолько ценили опыт и способности супругов Менцель, что готовы были закрыть глаза на их еврейское происхождение. После аншлюса Австрии им даже предложили переехать в Берлин и возглавить специальное подразделение вермахта, занимавшееся подготовкой служебных собак для нужд фронта.
К счастью для супругов, их отказ сотрудничать с нацистами не имел печальных последствий, поскольку заместителем начальника СС Линца был их знакомый. Он помог Менцелям эмигрировать. Взяв с собой несколько собак, супруги сели на судно и достигли Палестины накануне Рош а-Шана 1938 года. Эсесовцу из Линца они в благодарность отправили корзину апельсинов.
Менцели поселились в киббуце Рамат-Йоханан неподалеку от Хайфы, где вскоре создали курсы подготовки служебных собак для Хаганы. Впоследствии из него вырос целый центр служебного собаководства в Кирьят-Моцкине. «Собачье» подразделение Хаганы впоследствии выросло в соответствующую службу Армии обороны Израиля, которая называется «Окец».
В последующие годы институт Менцелей стал заниматься не только подготовкой собак для армии, но и более общими вопросами собаководства: выращиванием, болезнями, использованием в различных отраслях народного хозяйства.
Главным же делом Рудольфины Менцель после войны стало выведение национальной израильской породы. При создании кинологической службы Хаганы Менцель стало ясно, что породы европейского происхождения, с которыми она была хорошо знакома, такие как немецкие овчарки, боксеры и доберманы, тяжело переносят жаркий климат Палестины и не могут эффективно работать. Менцель начала наблюдения за местными собаками-париями, которых держали бедуины. Она сделала вывод, что эти собаки превосходно приспособлены к местным условиям и начала программу по «вторичному одомашниванию», отбирая щенков и взрослых собак-парий. Рудольфина Менцель убедилась, что они очень легко приспосабливаются к домашним условиям и легко обучаются. Профессор Менцель назвала эту породу ханаанской собакой. Она убедилась, что эти собаки быстро и легко обучаются и способны к работе в любых условиях.
Рудольфина Менцель получила особое признание за создание единственной национальной израильской породы собак.

Материал подготовил Роберт Берг www.jewish.ru




Похожие новости :
  • Трудности общения
  • Псы войны
  • Собаки на таможне

  •    Добавление комментария
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить, если не виден код



    Поиск

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Copyright DogWeb © 2007-2018